Мы в социальных сетях

Живые истории

Сними мир с паузы

Вере 25 лет, и она волонтер «Гуманитарного действия». У Веры в прошлом – употребление наркотиков, ремиссия – полгода.

Зачем наркотики девочке из интеллигентной и благополучной семьи? Как так получилось, что они вошли в ее жизнь? Вера вспоминает, что травмирующим обстоятельством было, как ни странно, возвращение отца в семью. Он ушел, когда девочке было пять, уехал в другую страну, тогда он еще сильно пил. А вернулся, когда Вере (имя изменено по просьбе героини) было 15. Бросил пить и разогнал всех друзей Веры. Навел дома свои порядки, поменял все правила, которые у Веры с мамой уже успели выработаться. И девушка-подросток почувствовала себя одинокой и ненужной. И впервые ушла из дома. Это было после девятого класса. Начала с гашиша, понравилось. Да, трудно было в школу просыпаться, ну и что.

Жизнь казалась нереальной. «Как будто ставили мир на паузу», — Вера находит сравнение. Не волновало ничего, кроме как употребить. Проблемы взросления, отношений, родителей, окружающего мира были не так болезненны.

ЕГЭ Вера сдала нормально – средне, без особых успехов и провалов. Поступила на факультет связей с общественностью, на платное отделение одного из известных петербургских вузов, но тогда уже в ее жизни были амфетамины, а значит, марафоны, когда не спишь по несколько дней, потом отходняки. Какая учеба… На второй сессии — допсессия и перенос на осень. Осенью вконец «заторчала» и забрала документы. Тогда уже нервы были никакими: обиды на близких, перепады настроения, депрессии. Полгода боролась с собой, чтобы восстановиться на вечернем.

Десять лет Вера все дальше и дальше уходила по наркотической дороге. В декабре 2019 года попробовала инъекционные. Мефедрон. Вера говорит: «Это было падение, скатилась на самое дно». Однако вот уже полгода у Вера ремиссия. Как удалось? Не лежала в наркологической больнице, не была в рехабе. Просто испугалась, когда одна знакомая «словила передоз», спасти не успели. «Стало страшно от того, что я каждый раз играю со смертью, что все это всерьез», — говорит Вера.

Из мемов Вера узнала про существование наркоблогов, зачитывалась ими целыми днями. Тем более, что читать время было – тогда она проживала тяжелейший период жизни, когда одну за другой сломала обе ноги и разошлась с женихом. Вера впала в глубокую депрессию, попробовала метадон, изо дня в день глушила себя спиртным. Потом порезала вены, хорошо, что спасли, вызвав скорую – парень, с которым она тогда проводила время, не растерялся… «Меня увезли в психушку, привязали руки к кровати, ноги оставили – они же в гипсе, — говорит Вера. — Вены зашили. Думаю, что это был какой-то вытрезвитель для психбольных, какая больница – не помню, палата на восьмерых, в которой двадцать человек, открытые окна, я лежу голая, прикрытая простынкой, не шевельнуться, кругом в течение 14 часов орут какие-то люди, я хочу пить. Во мне было 3,7 промилле, от 4 -х — смерть».

Родителям удалось ее вызволить. Вера вспоминает слова, сказанный ей мамой: «Когда тебя вывезли к нам на каталке, у тебя был взгляд зверя – побитого, искалеченного».

Вера бросила пить и поняла, что никому не нужна, что никто не будет спасать, кроме семьи.

Потом она случайно попала на лекцию по снижению вреда, где говорили, что такие, как она, имеют право и на лечение, и на нормальное отношение и психологическую поддержку. Вера говорит, что вышла с лекции зареванной, но окрыленной.

Там Вера узнала про автобусы «Гуманитарного действия», узнала о работе фонда. Стала ходить на автобусы к психологу. А потом написала письмо Алексею Лахову, директору по развитию фонда. И вот уже несколько месяцев волонтерит в организации. Вера говорит, что умеет и любит слушать людей, ей нравится писать тексты для Telegram-канала, посвященного сохранению здоровья и жизней людей, употребляющих стимуляторы, – опыт такой у нее тоже есть. И люди, которые вокруг, не попрекают прошлым.

Автор текста: Галина Артеменко

Photo credit: Daria Sannikova (Pexels)


Расскажите о нас в социальных сетях

Мы в социальных сетях