Ваша помощь конвертируется в здоровье
связаться с нами мы в социальных сетях
Маленькая сестра взрослого сына 29/10/18

Маленькая сестра взрослого сына

Ей сорок два, а ее маленькой дочери, которой она дала имя, означающее на одном из древних языков «Победа», – всего два года. Ее старший сын никогда не видел свою младшую сестру. Да и маму он не видел больше десятка лет. Она в нашей беседе выбирает себе вымышленное имя – Людмила. Я спрашиваю – не думает ли она познакомить своих детей друг с другом.

«Нет, я не хочу, не могу, мне стыдно, – говорит Людмила. – Пусть сын вообще никогда лучше меня не увидит, чем увидит такой». Сыну уже 24...

Люда после школы сразу вышла замуж и вскоре родила. Через 11 месяцев рассталась с мужем. Растить сына помогала мама. «Она была обычный человек, швея, – вспоминает маму и прежнюю жизнь Людмила. – Но она поддерживала меня, помогала. А потом она умерла, и все под откос пошло». Тогда все действительно полетело под откос, потому что Люда стала наркозависимой, сына забрал бывший муж, а она осталась с наркотиками и поиском денег на них. Случайные заработки. А потом – две ходки, практически одна за другой. «Я ничего не отбирала, просто рядом с моим парнем была, он отбирал у человека кошелек, телефон – нам с ним надо было найти на дозу. Нас поймали, парню моему дали год, а мне – полтора, но ведь я только рядом была».

Второй раз было то же самое, только парень был уже другой. Отобрали телефон у прохожего. Тут уже дали по пять лет. Люда отсидела три года, освободилась по УДО и в 32 года вернулась в Петербург. Два года удалось продержаться чистой, даже работала официанткой в кафешках, но уставала, хотелось расслабиться. Расслабиться получилось только с героином. Когда выгнали с работы, вышла на трассу, потому что не знала, откуда еще добыть денег. Сына не видела много лет и даже тогда не думала об этом.

Люда_1.JPG

Люда вспоминает, что на трассу было выходить страшно. Иногда было очень, до тошноты противно. Но страшно – всегда. «Я старалась, если есть возможность, как-то по-другому найти денег, но только не туда – на трассу».

После второй ходки Люда лишилась регистрации и угла – умер ее отец, родные выписали из квартиры, поменяли замки, потом продали жилье и испарились. Она не стала искать. Ночевала, где придется. Опыт бездомности стал еще одним жутким опытом жизни.

С отцом своей дочки Люда познакомилась года три назад, стала жить у него, забеременела. Он тоже наркозависимый, ВИЧ-положительный, терапию принимает. У Люды есть гепатиты – B и С. С ВИЧ как-то «пронесло». Она сама удивляется.

Люда, когда забеременела, уже употребляла синтетические опиаты. Когда поняла, что беременна – испугалась. Нет своего жилья, регистрации, денег. Работы тоже нет. На трассу тогда не ходила, потому что это был какой-то предел уже всяческих мучений. Вспоминать, как клиенты блокируют двери и заставляют делать то, что противно и больно, было жутко.

С решением, что делать с беременностью, тянула, ждала чего-то. И вот уже срок был слишком большим. «Девочки с трассы посоветовали, рассказали про автобус «Гуманитарного действия», – вспоминает Люда. – Соцработники к врачу со мной пошли, в женской консультации помогли встать на учет».

Сейчас жизнь Люды полна ребенком. Наркотики еще присутствуют, но гораздо меньше, чем раньше. «Наркотики сейчас не в кайф уже, просто чтобы как-то себя в руках держать, сил уже нет».

Муж работает охранником на стройке, употребляет, но собрался лечь в больницу. Отношения между ними теперь как-то поменялись. Они под одной крышей, но словно чужие. Что-то ушло. И на смену этому ничего нового не возникло. И надо решать вопрос с жильем. И с регистрацией, и с детским садом. Дочка для Люды – смысл жизни.

Люда ходит каждую неделю к автобусу «Гуманитарного действия». Не только за тем, чтобы обменять шприцы, хотя это невероятно существенно, и это трудно переоценить. Еще за поддержкой, за возможностью поговорить, за ободряющими взглядами, за человеческим теплом и общением. За реальной помощью – юридической, например. «Поддержка «Гуманитарного действия» много значит, других родных у меня нету», – говорит Людмила.

Она только не может никак переступить эту черту – попытаться встретиться со старшим сыном, которого помнит ребенком. Увидеть взрослого человека, про нынешнюю жизнь которого практически ничего не знает, и сказать ему, что у него есть маленькая сестра, имя которой на одном из древних языков означает «Победа»…

Как нам помочь?

или расскажи о нас в социальных сетях

Читать другие истории