Ваша помощь конвертируется в здоровье
связаться с нами мы в социальных сетях
Над страшной высотою 22/10/18

Над страшной высотою

Она попросила, чтобы ее назвали Викой – нашим героиням мы даем другие имена, которые они выбирают сами. Но мне хотелось назвать ее Лорелеей – золотоволосой девушкой из стихотворения Гейне, которое кто только из наших классиков не переводил. У Блока, к примеру, так: «Над страшной высотою/Девушка дивной красы/Одеждой горит золотою,/Играет златом косы. Золотым убирает гребнем/И песню поёт она:/В её чудесном пеньи/Тревога затаена». Про Лорелею Вика – девочка с медно-золотыми густыми волосами – читала по-немецки свободно. А потом вспоминала в колонии.

Квартира в центре Петербурга, старая петербургская семья, по маминой линии предками были балтийские немцы. Вот родители и отдали девочку в престижную немецкую школу. Училась легко, переводила, читала. Немецкий потом пригодился даже – когда работала на Дворцовой, с иностранцами могла объясниться.

Сейчас у 33-летней Виктории есть маленький сын – ему девять месяцев, и он стал смыслом жизни, отодвинув наркотики. Но наркотики все равно еще присутствуют – раза два в неделю Вика «ставится» (употребляет наркотики внутривенно) – если что-то болит, если совсем тяжело. Но она надеется, что удастся преодолеть: «Все в моих руках».

Сначала в жизни Вики-подростка появились лошади – еще в пятнадцать лет, школьницей, стала работать на Дворцовой – катать горожан и туристов на лошадях, работала на конюшне – за лошадьми ухаживать было радостно. На конюшне старшие девушки предложили героин. Дважды отказывалась, на третий раз был чей-то день рождения, ради такого дела решила попробовать. Первый раз не понравилось. Со второго поняла, что не может без него жить: «Я поняла, что все. Из-за этого и школу начала прогуливать – надо найти дозу, колоться, а потом работать, чтобы деньги были, какая учеба уже». Семьи – той старой семьи – у Вики уже не было. Она жила с бабушкой, мама жила отдельно, у папы была своя жизнь: «Он особо и не понимал меня никогда».

Вика_4.JPG

Она не закончила свою престижную немецкую школу, ушла в десятом. В вечернюю сходила ровно три раза. Работала на лошадях, даже свою лошадь завела, но ту украли. Вике было 18, и жизнь состояла из поиска наркотиков. Пыталась бросить сама, даже «ломки» (синдром отмены от наркотиков) пережила, но то, что украли лошадь, – пережить была не в силах. Все началось по новой. Надо было компенсировать потерю. «И "проторчала" я после этого еще лет семь, – вспоминает Вика. – В 2006 году узнала, что у меня гепатит С и В, а потом еще и ВИЧ».

АРВ-терапию принимала, но был перерыв – тюрьма и колония. Попала туда за наркотики, конечно. Работала дворником, приехал знакомый парень из Узбекистана, предложил продать наркотики знакомым. Она отказывалась, сама купила у него, но понесла знакомому. Там уже ждали – корочка удостоверения перед глазами, наручники на запястье. Они даже знали, в каком кармане у нее лежала доза. Дали три года. Но вышла по УДО. «Там вообще ужасно, карцер еще есть, где все привинчено к полу, где холод, где обливают водой с хлоркой, – вспоминает она. – Я думала о прошлом, о том, как все было, когда не "торчала", думала – зачем я связалась со всем этим. Мама мне помогала, письма писала». Там не лечили от ВИЧ, не проверяли, сколько у нее CD-4 клеток: «Освободишься и будешь своим здоровьем заниматься». От всех болезней можно было получить мукалтин и аспирин.

Она вернулась и полгода держалась, работала уборщицей. Но встретила знакомую с зоны – и снова наркотики. Потом решила лечиться. Ее положили в больницу, там «переломалась», но на реабилитацию не осталась. После больницы чистоты хватило на две недели. Потом еще выяснилось, что у нее туберкулез и надо лечиться от него.

О беременности своей узнала поздно – срок был шесть месяцев уже. Стала наблюдаться в Центре СПИДа на Обводном. Тогда-то знакомая и сказала про автобус «Гуманитарного действия». Пришла туда вместе с гражданским мужем, отцом будущего ребенка, тоже наркозависимым.

«В автобусе был врач, я не запомнила, как ее звали, но она мне много дельных советов дала, – вспоминает Вика. – И потом, когда ребенок уже был дома, – а он два месяца после рождения в больнице пролежал, – когда у меня "ломки" были, мне помогали и помогают здесь – в автобусе «Гуманитарного действия».

Дали одеяло, чтобы было в чем забрать из больницы малыша, помогают памперсами, питанием, тестами на беременность – Вика теперь боится случайно забеременеть. Терапию принимает, чувствует себя хорошо: у нее нет вирусной нагрузки, и CD4-клеток у нее сейчас 537. Сидит дома с ребенком, а муж работает – принты делает на футболки, на кружки. Но «ставится» он каждый день. Ему 43, и с 16 лет в его жизни наркотики, три брака позади и трое детей от предыдущих браков. Вика с ним свои отношения не регистрирует – пособие матери-одиночки и льготы в очереди в садик, хотя ребенка он признал и даже очень обрадовался его рождению. Ночами муж Вики пишет стихи. Она наизусть их не помнит.

Каждый понедельник они приходят в автобус «Гуманитарного действия». Не только обменять шприцы. Им важно поговорить, понять, что их слышат.

Вика_5.JPG

«Соцработники всегда выслушают, помогают, совет дадут, вот недавно Оля помогла пойти к доверенному гинекологу».

«В обычной поликлинике, если ты употребляешь или бывшая, да еще у тебя ВИЧ, гепатит, туберкулез, то смотрят как на прокаженную, могут запросто нахамить, а если пытаешься отстоять себя, то сразу напомнят, что еще слово – и вызовут полицию».

«А ребеночек – радость. Мы вместе с мамой моей живем в двушке. Она внука обожает, помогает, сидит с ним, последние деньги на памперсы отдаст. Ей 64, но она работает – консьержем».

«Каждый понедельник мы стараемся ходить на автобус. Я пришла однажды – настроение никакое, а вот пообщалась, и настроение лучше, и жить захотелось. Я еще и на маленький автобус тоже хожу. Когда люди с тобой говорят по-человечески, чувствуешь себя нормальным человеком».

Вика хочет пойти на компьютерные курсы от центра занятости. Но сейчас – надо дождаться, когда подрастет малыш.

Вика вспоминает, что, когда была беременна, муж однажды не пришел домой, а у него бывают приступы эпилепсии. Она в отчаянии позвонила Леше – соцработнику из автобуса «Гуманитарного действия». Тот приехал, успокаивал ее всю ночь, не давал сойти с ума, сидел рядом и разговаривал. Муж в итоге пришел. Но Вика не представляет, как бы она тогда, перед самыми родами, пережила ту ночь.

«Когда рядом те, кто поддерживает и помогает, не дает пропасть, то сразу и мысли светлые, и голова в правильную сторону начинает думать – что все в твоих руках, просто надо это понять».

Автор: Галина Артеменко.

Фотографии: Светлана Константинова.

 

Как нам помочь?

или расскажи о нас в социальных сетях

Читать другие истории