Ваша помощь конвертируется в здоровье
связаться с нами мы в социальных сетях

Екатерина Пожарская

Екатерина Пожарская

Координатор службы медико-социального сопровождения

Образование:

Среднее специальное

Дополнительное образование:

2018: семинар-тренинг «Социальное проектирование и устойчивость НКО, работающих в программах сохранения здоровья и профилактики социально значимых заболеваний»

2018: семинар-тренинг «Правовая защита людей, живущих с ВИЧ»

2017: тренинг «Особенности консультирования наркопотребителей, затронутых ВИЧ-инфекцией, в рамках комплексного сопровождения»

2017: семинар-тренинг «Основы консультирования по принципу «РАВНЫЙ ОБУЧАЕТ РАВНОГО»

2016: тренинг «Возможные методы лечения вирусных гепатитов и туберкулёза. Работа с пациентами»

2016: семинар-тренинг «Основные вопросы ВИЧ-инфекции и сопутствующих заболеваний»

Опыт работы:

До фонда «Гуманитарное действие» работала в торговле.

Уволившись с последней работы, я поняла, что хочу работать в благотворительности, хочу помогать людям. Я встретила знакомую из благотворительного фонда «Гуманитарное действие», и она сказала, что у них есть работа по экспресс-тестированию общего населения. И я тут же пошла. С июня 2016 года я стала консультантом мобильной лаборатории по экспресс-тестированию на ВИЧ и вирусные гепатиты среди общего населения, через месяц мне предложили совмещение специалистом по медико-социальному сопровождению (ЛЖВ, ПИН, ЛУН), я согласилась. Мне очень нравилась работа, в особенности заниматься сопровождением, чувствовала себя как рыба в воде.

С марта 2018 года я стала координатором службы медико-социального сопровождения.

Самые яркие истории из моего сопровождения:

У меня на работе был такой страх: а что, если человек, которого я веду по ВИЧ-сервису, умрет? И в конечном итоге случилась такая ситуация, и что еще тяжелее – это была моя знакомая. Она боялась идти в больницу, так как ее свекровь тоже была медиком, и она думала, что та все сразу узнает. Мы с ней все-таки дошли до СПИД-центра, и на тот момент у нее уже было всего 40 СD4-клеток. Врач сказал, что надо начать прием терапии и ложиться в больницу. Я тоже настаивала и все время говорила, как это важно, но она не соглашалась. А через неделю она сама туда попала, и у нее оказалась лимфома, через три дня она была уже в реанимации, а еще через три дня она умерла. На удивление, я восприняла это спокойно. Перед смертью я написала у нее на стене в соцсетях, наверное, немного оправдываясь: «Жаль, что ты поздно обратилась, но я сделала все, что смогла».

После нее так получилось, что у меня заболела другая знакомая и стала часто ездить в больницу. Я верю в психосоматику и думала, что ей нужен психотерапевт. Я ей сказала, что у меня есть такие знакомые. На что она ответила, что у нее другие проблемы, которые я не решаю. Я сразу поняла. Наверное, «чуйка» сработала. Я ее в лоб спросила – у тебя ВИЧ? Она говорит: «ДА». Я веду ее к инфекционисту, сдаем анализы и узнаём, что у нее всего 20 CD4-клеток и вирусная нагрузка 9,5 миллионов. Она пролежала месяц в больнице, и потом все у нее стало хорошо. Она принимает препараты, живет и радуется жизни. Врач мне тогда сказала: «Еще бы месяц, и ее уже бы не было».