Экспертный взгляд
Будет ли когда-нибудь изобретено «лекарство» от зависимости?

В первую очередь, необходимо отметить, что существует множество разных видов зависимости, множество разных людей, множество сложных и противоречивых теорий о психологических и физиологических механизмах зависимости. Существуют также различные подходы к лечению зависимости. Например, сторонники стратегии «снижения вреда» заинтересованы не столько в сокращении употребления наркотиков, сколько в снижении негативных последствий, связанных с их употреблением. Все это говорит о том, что «серебряная пуля» в виде таблетки или вакцины вряд ли когда-либо появится на свет. Поэтому рекомендуем относиться к данной статье как к своего рода мысленному эксперименту, в котором мы исследуем, может ли когда-нибудь появиться лекарство от зависимости.

Джордж Куб

Директор Национального института по изучению и лечению алкогольной зависимости (США).

«Вероятно, нет — но это возможно.

Зависимость от наркотиков связана с определенными изменениями в мозге; эти изменения происходят в нейронных сетях, которые мы используем в повседневной жизни — для поиска пищи и убежища, продолжения рода, избегания вещей, вызывающих отвращение и боль, и так далее. Когда наркотик впервые воздействует на эту систему, он заставляет вас чувствовать себя по-настоящему хорошо. Но потом приходит пора платить по счетам. Когда нейронные пути передачи сигналов «хорошего самочувствия» оказываются перегружены, в дело вступают пути «плохого самочувствия», и запускается прямо противоположный процесс — то, что в просторечье называется похмельем. Похмелье, в свою очередь, может перерастать в абстинентный синдром, или длительный абстинентный синдром, и вызывать у людей страдания в течение длительного периода времени.

Это делает лечение зависимости серьезной задачей, поскольку для этого необходимо привести нейронные сети в нормальный диапазон функционирования. Сделать это не так просто, потому что иногда произошедшие изменения необратимы. Передозировки алкоголем и наркотиками могут нарушать нейронные связи в префронтальной коре головного мозга и вызывать там повреждения, которые сохраняются в течение долгого времени. «Отрастить» уничтоженные связи обратно нельзя. Все, что вам остается, — это, в некотором смысле, перенастроить свою систему путем укрепления других нейронных связей.

В психологии есть такое понятие, как саморегуляция, и оно особенно применимо к лечению зависимостей. Саморегуляции можно обучать молодых людей, подростков и даже детей. Развитие и укрепление этого навыка заранее, еще до столкновения с проблемами, — вот что может стать потенциальным «лекарством» от зависимости. Если лекарство от зависимости и будет найдено, его, вероятно, следует искать в этой области. Вряд ли это будут таблетки. Таблетки могут всего лишь помочь нам на этом пути. Саморегуляция означает выработку соответствующих стандартов, мониторинг своих действий, наличие сил сопротивляться тому, что нас искушает».

Джудит Гризель

Профессор психологии Университета Бакнелла. Исследует первопричины зависимости. Автор книги Never Enough: The Neuroscience and Experience of Addiction («Без дна. Зависимости и как их победить»).

«Я так не думаю, нет.

Зависимость — это всеобъемлющее явление: она влияет на то, как вы думаете, как вы оцениваете свои возможности и опыт; она влияет на ваши эмоции и ваше поведение. Она становится огромной частью вашей личности. Я думаю, что некоторые склонности, порождающие зависимость, — склонность рисковать, пробовать что-то новое, ходить по лезвию ножа, — заложены в нашей нейробиологии. Эти тенденции настолько широко распространены в наших генах, в нашем мозге, в нашем поведении, что нам придется кардинально изменить человека для того, чтобы добиться какого-либо «излечения». В результате этих изменений человек может оказаться уже не таким, каким был раньше.

Тем не менее, в настоящее время продолжают исследоваться новые подходы. Например, глубокая стимуляция мозга используется для уменьшения случаев рецидивов (срывов) и тяги. Результаты неоднозначные, однако в некоторых случаях многообещающие. Эти исследования проводятся по всему миру. Некоторые страны даже фактически удаляют отвечающий за получение удовольствия нейронный путь, что, очевидно, является спорным решением. В конечном итоге, чтобы вылечить зависимость, вам придется избавить человека от желания получить «приход», а это имеет серьезные последствия.

Поэтому, хотя я не ожидаю изобретения «лекарства», я очень надеюсь на более эффективные и более точно настроенные инструменты, которые будут помогать людям, находящимся в переходном процессе от неспособности остановить себя от саморазрушения к развитию других способов справиться с разочарованием или тревогой. Я думаю, что глубокая стимуляция мозга может быть немного излишним и, возможно, менее результативным решением на популяционном уровне.

Есть множество, множество вещей, которые мы могли бы делать, чтобы уменьшить заболеваемость и последствия зависимости, а также поддерживать страдающих от ее людей, которые мы не делаем. Мне, как выздоравливающей зависимой, особенно интересно, что мы обращаемся к биомедицинским стратегиям, а не к таким вещам, как, например, социальная поддержка и помощь в оплате услуг стоматолога. Это долгий, трудный, ресурсоемкий процесс, и я не думаю, что быстрое решение будет когда-либо найдено».

Антуан Бешара

Профессор психологии Университета Южной Калифорнии, изучает нейронауку принятия решений, зависимости, употребления ПАВ и игромании.

«Зависимость – это расстройство принятия решений. У большинства людей механизмы принятия решений в мозге не повреждены, и это не дает им поддаться зависимости. Вопрос заключается в том, кто более уязвим перед зависимостью, и как нам это определить? Наше исследование направлено на выяснение того, кем являются эти уязвимые люди до начала употребления ими веществ с аддиктивным потенциалом, и как лечить тех, кто уже стал зависимым.

В течение более чем трех десятилетий исследований употребления психоактивных веществ незаслуженно мало внимания уделялось области мозга, расположенной над нашими глазницами. Она называется префронтальной корой. Эта область важна для принятия решений, саморегуляции, постановки долгосрочных целей, контроля импульсов и способности предсказывать последствия своего поведения. Слабая префронтальная кора может сделать человека восприимчивым к зависимости. Но есть еще две ключевые нейронные системы, которые могут стимулировать аддиктивное поведение. Одна из них относительно старая — это мезолимбическая дофаминовая система, состоящая из полосатого тела и прилежащего ядра. Хорошо известна роль дофамина как в процессе получения вознаграждения от употребления наркотиков, так и во многих прочих процессах, с употреблением не связанных (это шоппинг, еда, социальные сети и т. д.). Другая система, которая была открыта не так давно, — это небольшая область мозга, называемая островковой долей. Она играет критически важную роль в возникновения зависимости от курения (и, возможно, от употребления других веществ).

Следовательно, потенциальный подход к лечению зависимости будет включать в себя воздействие на эти три системы мозга: связанную с дофамином вентральную часть полосатого тела и прилежащее ядро; префронтальную кору; островковую долю.

Учитывая имеющиеся исследования, должно предприниматься больше усилий по разработке клинических исследований, похожих на «Игровую задачу Айова» (Iowa Gambling Task (IGT)), для выявления людей, которые с большей вероятностью станут неправильно употреблять и злоупотреблять наркотиками, такими как опиоиды. Кроме того, эта методология может применяться для выявления людей, у которых может развиться зависимость от курения, патологическая игровая зависимость и чрезмерное использование социальных сетей.

Среди тех, кто уже зависим, инвестиции в исследования могут открыть несколько потенциальных путей лечения. Первый – попытаться повысить или усилить функцию префронтальной коры. Есть несколько многообещающих поведенческих подходов, в том числе обучение, предназначенное для увеличения объема рабочей памяти, которое может улучшить функционирование префронтальной коры. Еще один многообещающий подход, требующий дополнительных исследований, — это тренировка осознанности. Необходимо проводить исследования осознанности с использованием подходов функциональной нейровизуализации (таких как КТ, МРТ и т.д.), чтобы разобраться в потенциальных связях между этой умственной практикой, префронтальной корой и способностью улучшать самоконтроль и сопротивляться зависимости».

Источник: Gizmodo.

Перевод: Анна Ренжина.

Поддержите работу фонда
Синий автобус — один из проектов фонда, который помогает зависимым людям сохранить здоровье и жизнь