Мы в социальных сетях

Живые истории

Маша, Алеша и «третий лишний»

Маше 31 год, ее дочери – шесть. Маша думает, что ее дочка догадывается, что Маша – ее мама, а не просто родственница, которая иногда приходит поиграть и погулять с девочкой. Дочка живет у старшей сестры Маши, ее двоих сыновей считает родными братьями, а сестру называет мамой. Маша говорит, что ее дочке так лучше – она ни в чем не нуждается, ее балуют, покупают, что просит, у нее и планшет уже есть, и телефон.

Маша, когда узнала, что беременна, сидела на Арсеналке. Ребенок ей, как сама говорит, не был нужен совсем. Через два месяца будущую маму освободили – срок дали условный. Но после родов Маша не очень долго жила с дочкой, отдала сестре, хотя прав не лишена. Отец девочки к тому времени получил пятилетний тюремный срок. И все это из-за того, что в жизни Маши и ее мужчин третьим и пока еще не окончательно лишним присутствуют наркотики.

Маша – девочка из дальних северных районов Петербурга, среди блочных домов типовой застройки прошло детство. Мама работала в школе поваром, вечером, придя домой, выпивала и ложилась спать. Отец Маши умер. В 17 лет к Маше пришла первая любовь, Алеша даже однажды из-за Маши сильно подрался, сломав руку и ногу. Пока ее рыцарь лежал в больнице, Маша, к тому времени уже употреблявшая психотропы, попробовала героин.

Родила Маша не от своей первой любви, но в итоге они – Маша и ее рыцарь Алеша – снова вместе. Ну, как вместе. Алеша сидит в Яблоневке, и ему еще добавят срок. Потому что присутствующие в их общей жизни наркотики так меняют судьбу, что влюбленные теперь в разлуке. Но Маша, как она уверяет, будет не просто ждать Алешу. Она уверена, что они непременно поженятся, бросят наркотики, родят ребенка. Теперь-то Маша уже по-другому отнесется к беременности и рождению, не то, что в первый раз.

Вот только, чтобы поехать на свидание к Алеше и чтобы подать заявление и пожениться, Маше нужен паспорт. У нее никогда в жизни не было паспорта. Она говорит, что виновата мама – не позаботилась. Зато свидетельств о рождении у Маши два. В одном написано, что она родилась в Ленинграде, а во втором – что в Санкт-Петербурге. Объясняется все это просто – первое свидетельство где-то дома затерялось, сделали копию, куда и вписали местом рождения Петербург, а тем временем нашелся дома оригинал. Как можно умудриться прожить без паспорта, быть под судом и даже отсидеть, родить ребенка и так и не выправить документа – загадка. Но, тем не менее, ситуация такова.

Алеша уже давно привел Машу в автобус «Гуманитарного действия», туда они ходили вместе – за шприцами, за мазями, просто поговорить и ощутить поддержку. Теперь соцработник «Гуманитарного действия» помогает Маше в получении паспорта. Это дело не такое уж быстрое. Нужен суд.

Маша лежала в Городской наркологической больнице, но на реабилитацию не осталась. И еще она не знает, как ей лечить гепатит С. И пока еще «третий лишний» никуда не делся в отношениях Маши и окружающего мира…

Комментарий Ирины Азаровой, юриста нашего фонда:

«Меня как юриста поразила эта история – девушка родилась и прожила в нашем городе всю жизнь. Неоднократно попадала в поле зрения правоохранителей, несколько раз сидела в тюрьме. Родила ребёнка, которого взяла на воспитание ее родная сестра. И ни социальные службы, ни представители государственных органов не обратили внимания на то, что взрослый человек всю жизнь живет без основного документа, удостоверяющего личность гражданина на территории РФ!

Хорошо, что Маша пришла на Синий автобус и обратилась ко мне за помощью. Нам с ней надо пройти две процедуры: установить через УФМС ее личность, затем обратиться в суд с заявлением об установлении факта проживания на территории России на 6 февраля 1992 года. В одиночку, без юридической и финансовой помощи, такую процедуру пройти сложно. Это процесс не быстрый – примерно три месяца идет на установление личности, далее в суде рассмотрение заявления. Потом, когда решение суда вступит в законную силу, надо идти в УФМС получать паспорт, уплатив госпошлину и штраф. Хорошо, что у Маши есть много документов – свидетельство о рождении, выписки из школы, справки о судимостях.

Хочу отметить ещё вот что – человек несколько раз был в нашей уголовно-исправительной системе, которая предусматривает не только наказание за содеянное, но и исправление. И никто там не предложил ей помощь, чтобы после выхода из тюрьмы она смогла хотя бы устроиться на работу. Выпустили, дав 850 рублей на дорогу домой, и все. При этом Конституция РФ декларирует, что мы живем в социальном государстве. Обидно…».

Автор: Галина Артеменко.

Фотографии: Светлана Константинова.


Расскажите о нас в социальных сетях

Мы в социальных сетях