Ваша помощь конвертируется в здоровье
связаться с нами мы в социальных сетях
13/5/2019

Тяжелый прыжок

«Все было хорошо, с самого начала все было хорошо, – так говорит Настя о своем детстве. – Занималась балетом, училась в школе на «отлично», два года училась в Академии русского балета имени Вагановой».

Настю после двух лет подготовительных классов не взяли учиться в Академию дальше, вернее, предложили продолжать обучение на платной основе – если дела пойдут хорошо, потом, возможно, переведут на бесплатную. Потому что у Насти – «тяжелый прыжок». Родители Насти не могли оплачивать учебу, с мечтой о профессиональном балете пришлось расстаться, но с балетом – нет, Настя расставаться не хотела. Пошла в обычную школу у дома, а вечерами – в ДК им. Горького, заниматься в балетной студии. Ехала из Приморского района – все рассчитывала так, чтобы от дома до студии дорога занимала ровно 45 минут.

Но вот Настя стала подростком, они со старшей сестрой больше гуляют, а родители все больше работают – на дворе 90-е, а маме с папой хотелось дать дочерям все самое лучшее, поэтому надо было работать очень много.

Настя вспоминает, как начала прогуливать балетную студию, как до утра не появлялась дома, а потом вообще ушла жить к молодому человеку. С ним она вскоре поссорилась, недели не прошло. Но не возвращаться же домой, гордость не позволила пойти к маме! И вот Настя идет по своему Приморскому району в полночь по улице, деваться ей некуда. Настя, ей было тогда 16, именно в ту ночь встретила на улице девушку, которая была ее старше на десяток лет. Девушка эта зарабатывала на наркотики секс-услугами. Стрельнула у Насти сигарету, потом разговорились – слово за слово. Пошли к этой девушке. Так Настя в первый раз «приобщилась» – понюхала героин. Потом уже именно эта знакомая предложит Насте внутривенный укол. Потом, спустя несколько лет, эта девушка умрет на Настиных руках от передозировки. А пока, когда Настя заходит к ней домой, папа этой девушки громко кричит: «Пришла молодая наркоманка к старой!» – шутка у него была такая…

Стала употреблять наркотики и старшая сестра Насти. Когда однажды Настя вышла из больницы, куда ее засунула мама, пришла к этой девушке, то увидела там и свою сестру. «Я хочу сама попробовать то, от чего моя сестра сходит с ума», – ответила ей старшая. Через несколько лет старшая сестра Насти погибнет в пожаре в расселенной квартире в центре Петербурга, что это было – поджог или проводка, так никто и не узнает.

Настя еще не знает страшного будущего, она пока живет вместе с новым молодым человеком. Он употребляет наркотики и поднимает на Настю руку. Однажды он стал ее избивать, потащил за волосы вверх по лестнице, она едва прокричала, чтобы позвонили ее отцу. Позвонили. Папа приехал. Настю отбил, увез домой. Через несколько дней молодой человек вышел из окна на высоком этаже. Насмерть.

После этого Настя попросила маму положить ее в больницу – на очередной детокс и реабилитацию… Здоровье стало ухудшаться, заболело сердце. Попала в реанимацию, потом была операция. Медленное выздоровление. И двухлетняя ремиссия. За это время Настя нашла в себе силы пойти учиться в педагогический колледж. Но потом был срыв. Взяла академический отпуск. Она уже тогда понимала, что если продолжать употреблять, то впереди – только смерть. Снова была больница. Настя сменила телефон, чтобы разорвать со старым окружением. Было так плохо после больницы, что пошла к соседу – алкоголику и сказала, что будет вместе с ним и его компанией пить, потому что нет сил. Алкоголь не брал. Запой не удался. Переломалась кое-как.

Вернулась в колледж, получила диплом, сдав сессию. Она вышла в ремиссию, помня, что после гибели сестры ей теперь придется жить за двоих. Еще с отцом случился инсульт. И надо было помогать маме. Настя работала в небольшом магазине, частным образом преподавала английский детям, пошла работать в школу, пока буфетчицей, а потом педагогом в летних лагерях. Встретила человека, вышла замуж, забеременела, ушла в декрет.

Когда дочка подросла и надо было искать работу, Настя договорилась, что начнет работать по специальности – учитель начальных классов – в школе недалеко от дома. Но с 2015-го года при приеме на работу надо было предъявить справку о несудимости. А у Насти с давних лет был условный срок, давно погашенный, но был. И комиссия по делам несовершеннолетних ей отказала – работать с детьми по любой педагогической специальности нельзя. Это было два года назад. Когда Настя, очень расстроенная, вышла из зала, где заседала комиссия, и стояла в коридоре, к ней подошел директор благотворительного фонда «Гуманитарное действие» Сергей Дугин – тоже заседавший в этой комиссии. Дал свою визитку и пригласил прийти, чтобы поговорить о возможной работе. Настя пришла в офис фонда и скоро стала сотрудником «Гуманитарного действия» – в проекте по тестированию на ВИЧ-инфекцию общего населения и в проекте правовой помощи наркозависимым. Настя помогает клиентам восстанавливать документы, получить доступ к лечению наркозависимости, АРВ-терапии.

Настя в ремиссии с 2009 года, уже почти 11 лет. «Я тогда поняла, что дальше – все, только брать лопату и себя закапывать – без вариантов, – говорит она. – И мне еще хотелось доказать маме, что я смогу, и в голове крутилась мысль, что если я уйду, то мама повесится, не переживет». И еще одна важная вещь произошла тогда, почти 11 лет назад, – маме психолог, который работал с Настей, сказал: «У вашей дочери своя голова, своя жизнь – отпустите ее».

Настя вновь вспоминает детство и юность: мама была достаточно авторитарна, заранее строила планы на жизнь дочерей. Одна будет балериной, другая, у которой очень хорошо с математикой, будет, ну, к примеру, архитектором, поэтому пойдет учиться в архитектурно-строительный. Конечно, у них будут удачные браки. «После последней реабилитации мама поняла, что не надо меня «пасти», давить, что я не обязана соответствовать ее ожиданиям – и отпустила меня, – говорит Настя. – И это тоже подвигло меня измениться».

Когда Настя видит балет по телевизору, то непременно смотрит, вспоминает, как выходила когда-то на сцену Александринки. А пойти работать туда, где помогают наркозависимым людям, ей было поначалу очень страшно, ведь столько лет бежала от этой темы, старалась забыть, закрыться. Но сейчас она оценивает работу по-другому: «Когда видишь результат – конкретную помощь человеку, это того стоит».

Автор: Галина Артеменко

Фото: Светлана Константинова

Как нам помочь?

Поделиться этим материалом в социальных сетях