Мы в социальных сетях

Живые истории

Приоткрытая дверь

Когда нет сил выйти из дому, чтобы доехать за терапией, когда нет средств не то что на наркотики – на еду. Когда ты совсем один…

Жуткое ощущение. Именно таким людям помогает и продолжает помогать в условиях пандемии «Гуманитарное действие».

Николаю 39 лет, на АРВ-терапии с 2007 года, он уже перенес туберкулез и менингит. У Николая инвалидность третьей группы, есть небольшая пенсия. Ковидный карантин застал его еще и безработным. Работал без оформления в магазине запчастей, то есть расчет получил в один день и безо всякого выходного пособия. Ему просто сказали, что на работу приходить больше не надо, свободен. И от работы, и от денег.

Поехать за терапией он сам не смог, не было ни сил, ни мелочи на метро. Николай позвонил в «Гуманитарное действие» Алесе Шагиной, координатору программы помощи людям, употребляющим наркотики. Про «Гуманитарное действие», про Синий автобус Николай в курсе, но сам на автобус никогда не приходил.

Николай живет один, телефон «Гуманитарного Действия» нашел в Интернете.

Алеся привезла Николаю и терапию на три месяца, и продуктовый набор, и средства личной гигиены. Николай говорит, что его все это не просто выручило, а невероятно поддержало.

«Я просто выживаю, совсем один, по ЖКХ долг в 50 тысяч рублей, боюсь, как бы пенсионный счет не арестовали, — рассказывает он мне по телефону. — Я бы пошел работать. Хоть вахтером, хоть простую работу какую-нибудь, грузить-то у меня сил нету, но при деле хочется быть, когда человек при деле – проще как-то справляться».

Жизнь Николая сейчас очень скромна: «Варю макароны, гречу, если есть мелочь, то крылышко куплю, суп сварю с картошкой, морковкой и луком».

Николай с десяти лет рос без отца, того убили на улице. Сейчас у него есть только мама, пожилая, больная, живет недалеко, но они почти не общаются: «Мать сидит на инвалидности, ей не до меня, соцработники ей продукты приносят». Жена Николая умерла, а единственная дочка живет под опекой – Николая, как наркозависимого, давно лишили родительских прав.

Николай сейчас редко употребляет метадон – и денег нет, и здоровья. После 2011-го, когда переболел менингитом и еле выкарабкался, начались проблемы с памятью. Теперь наркотики отошли на второй план, проще выпить, если есть хоть какие-то деньги. Выпить и лечь спать, когда на душе совсем плохо.

А начиналось все не так – в 2000-м году в 19 лет Николай, тогда студент, начал колоться героином. Объясняет это тем, что город тогда был наводнен дешевыми наркотиками. Потом было несколько судимостей, несколько ходок – в ИК в Карелии и в Яблоневку.

Николай говорит, что он «нормальный человек, короче» — потому что все равно всегда пытался работать, не производил впечатления опустившегося. Но сейчас стало совсем невыносимо. И появление в жизни сотрудников «Гуманитарного действия» — это как приоткрытая дверь, свет, что-то такое человечное и важное.

Алеся рассказывает еще одну историю. Еще в начале карантина из Эстонии депортировали гражданку России. Эта женщина сидела в эстонской тюрьме, вышла на свободу. И вот она в Ивангороде, с российским загранпаспортом, но без внутреннего, соответственно, и без регистрации, и без жилья. У нее в прошлом наркозависимость, сейчас в ремиссии, у нее ВИЧ, лекарств нет. Алеся рассказала, что «Гуманитарное действие» обратилось к коллегам-благотворителям, собрали женщине «аптечку взаимопомощи», где была и антиретровирусная терапия. Женщина сняла комнатку – денег, заработанных в эстонской тюрьме, на это хватило, ждет теперь, когда будет сделан внутренний паспорт. Ей запрещен въезд в Эстонию на 2,5 года, но там у нее дети и внуки. Она будет ждать здесь, на границе, постарается устроиться работать, прожить, продержаться это время, чтобы потом уехать к близким.

Алеся вспоминает первые дни карантина: «Пустой город, мне было просто страшно, как люди будут, к примеру, искать закладки, как будут переходить на более дешевые и грязные вещества, страдать от передозировок, переходить на психостимуляторы, от которых просто психиатрическая патология начинается».

В начале карантина многие стали задумываться, чтобы «переломаться». Даже пойти и лечь в Городскую наркологическую больницу (ГНБ), но при абстиненции может даже подняться температура. И этот страх – вдруг меня примут за заболевшего «короной» – тоже угнетал и угнетает людей. «Я еще думала, что если не будет у людей чистого инструментария, то они могут пользоваться грязным, риск ВИЧ и гепатитов сразу станет выше», — говорит Алеся.

Сотрудники «Гуманитарного действия» привозят АРВ-терапию, на личных машинах ездят в разные районы города, чтобы привезти наркозависимым шприцы, салфетки, стерильную воду, налоксон от передозировок. Время трудное, людям тяжело и страшно. Но если есть поддержка – это легче пережить.

Автор: Галина Артеменко.

Photo by Zachary DeBottis from Pexels


Расскажите о нас в социальных сетях

Мы в социальных сетях